Выбрать страницу

Еще и суток не прошло, как мы узнали о сиквеле всех хипстеров мира — так называемых yuccies, и мы всю ночь не спали, чтобы перевести этот отличный текст о новых мальчиках для вас.

IMAGE: BOB AL-GREENE, MASHABLE

IMAGE: BOB AL-GREENE, MASHABLE

Как бы вы меня охарактеризовали? Мне 26 лет и я писатель,  живущий в отреставрированном районе Бруклина. Я белый гетеросексуальный мужчина, который носит усы и катается на велосипеде без коробки передач. В колледже я изучал гуманитарные науки, и у меня есть свое мнение.

Типичный представитель поколения «некст»? Хипстер? Яппи? Все из вышеперечисленного, или ничего? Мы пока еще не придумали термин, который правильно может описать эту презренную новую интеллигенцию. И как любой другой член так называемого «креативного класса», когда меня называют хипстером – я обижаюсь из-за неточности этого термина. Я требую, чтобы на меня клеили правильные ярлыки.

Давайте придумаем что-то новое: Якки. Young Urban Creatives – молодые, городские, креативные. В двух словах: ломтик поколения «некст», рожденного в комфортных условиях американских пригородов, вдохновленного безграничной силой образования и зараженного идеей о том, что мы не только должны гнаться за своими мечтами, но и зарабатывать на них деньги.

Якки — молодые, городские, креативные

Да я – якки. На слух звучит, возможно, не очень приятно. Много денег – хорошо, много денег благодаря творчеству – еще лучше. Якки это не какие-то там мифические существа. Если вы когда-нибудь жили в мегаполисе вроде Нью-Йорка или Сан-Франциско, вы наверняка знавали многих таких людей. Они – это социологи, которых нанимают большие бренды для рекламных кампаний в Instagram; это программисты, которые сейчас пишут Uber для доставки травки и Tinder для собачьих свиданий; они — владельцы бутиков продающих солнцезащитные очки из бамбука, которые не вредят окружающей среде.

Быстро стать богатым было бы круто. Но стать богатым и сохранить свою творческую свободу? Это мечта якки. Когда они выпускаются из университетов, многие даже не пытаются идти по традиционному карьерному пути. Они с головой бросаются в лихорадочный мир стартапов, даже если это означает зарплату поменьше. Согласно опросу, проведенному консалтинговым гигантом Deloitte в 2014 году, 6 из 10 представителей поколения «некст» указывают идеологию своей компании как основную причину выбора именно этой работы. В этом же исследовании, только 12% опрошенных выбрали «личную выгоду» своим главным приоритетом.

Стать богатым и сохранить свою творческую свободу

Это очень похоже на меня. Я переехал в Нью-Йорк пять лет назад и сразу же отказался от хорошо оплачиваемой работы на рынке лекарств в пользу бесплатной редакторской интернатуры. С тех пор я продолжаю прорываться сквозь густой журналистский подлесок этого города. Мои гонорары варьируются от «очень плохих» до «жить можно», но ощущение того, что я занимаюсь своим любимым делом это чертовски здорово. Я – якки.

Из зала заседаний к чертежной доске: Ненужные якки

Не все якки идут по такому пути. Достаточно много людей за двадцать успевают сделать несколько шагов по классической карьерной лестнице, несмотря на то, что их уникальный интеллект требует настоящей самореализации. Я называю эту группу «ненужными» якки. Давайте поговорим о них.

В том же исследовании Deloitte, говорится, что 28% опрошенных считают, что их таланты не задействованы на их теперешних рабочих местах. Исследование Bentley University за 2014 год, сообщает нам, что 66% процентов таких людей хотели бы начать свой собственный бизнес. К сожалению, не существует достоверной статистики по поводу того, сколько из них таки покидает свои насиженные места в банках/юридических компаниях/где угодно, чтобы найти себе «более полноценное» применение.

Занимательно, но я знаю бывшего финансиста, теперь заведующего музыкальным фестивалем; магистра по менеджменту, который занялся продажей редких мужских вещей через интернет, и бывшего адвоката, ныне владеющего собственной пивоварней. Пан или пропал. Из обыденного в творческое. Ой, ну это же якки.

Пан или пропал. Из обыденного в творческое

И это только якки, которых повстречал лично я. От незнакомцев можно 200 раз услышать одну и ту же историю якки-успеха. Этот бывший бухгалтер ушел из корпорации, чтобы заняться мечтой всей своей жизни: делать цветные носки! Открыл собственную полиграфию! Запустил социальную сеть для игроманов! Делает органическую водку!

С эти людьми не произошло ничего страшного, ни с ними, ни с их собственной полиграфией. Но их выбор – это не спонтанно пробудившаяся предпринимательская чуйка или какая-то бизнес гениальность. Якки, по моему определению, оценивают себя не по богатству (или отказу от такового), но по тому, как их богатство сказывается на их творчестве. Другими словами, они хотят зарабатывать на своих собственных идеях, а не воплощать в жизнь чужие.

Ненужные якки стоят на пороге. Они могут (и многие это делают) перейти со своей работы с 9 до 5 на самообеспечение без огромных затруднений. И такая свобода появилась совсем недавно.

Перечень признаков якки

Если вы узнали себя в данных утверждениях, вы можете считаться якки. Будьте с собой честными.

  • Владеет несколькими экземплярами романа Джонатана Франзена «Свобода»
  • В принципе равнодушно относиться к жилью в восстановленных старых домах; обожает пончики по старым рецептам
  • Очень хочет побывать в техасском Остине, потому что слышал, что этот город просто невероятен
  • Берет уроки пьяного рисования
  • Когда-то «работал в банке», до сих пор использует специфическую профессиональную терминологию
  • Старается избегать татуировок на видных местах (может повредить карьере)
  • Обожает сериал Сайнфелд, не смотря на то, что его сняли с эфира, когда ему было 16
  • Покупает недельный выпуск New York Times, но не читает в нем новостей
  • Тысячи фолловеров в Instagram, практически отсутствуют фолловеры в Twitter

Интернет – игральная площадка для якки

Невероятный потенциал интернета вдохновил якки на столько, на сколько и отбил у них желание заниматься «нормальной» работой.

Успех Napster’а; социальные медиа; рассказы о блогерах, которые стали популярнее тем, о которых они пишут; невероятная сумма, собранная на еще один стартап. Для якки это все – влекущая в свои объятия песня сирены.

Вы заслуживаете зарабатывать и быть самим собой. Ваши идеи ценны. Следуйте за своей мечтой. Покинуть крысиные бега ради какой-то интересной альтернативы – избитая тема в американской культуре, но возможности, за которые сейчас хватаются якки, еще более абстрактны, чем это. Когда вы растете и видите, как интернет делает из людей королей жизни, грех не попытаться воспользоваться такой возможностью самому.

Так, яппи и хипстер заходят в бар…

Десять лет назад «якки» могли бы быть «хипстерами». Помните хипстеров? Механики, занимающиеся старыми мотоциклами, водители ржавых грузовиков, дизайнеры под кайфом, крадущиеся в три часа ночи по Уильямсбургскому мосту. В хипстерской культуре можно заметить развитие основных постулатов якки: самостоятельное предпринимательство, нишевый маркетинг, способность осваивать новые технологии и тд.

Но в наши дни хипстер – настоящий хипстер, а не та чушь, которую подсовывают нам в рекламе – мертв. Он сменил вечеринки в пустующих складах на занятия по йоге; она стала жертвой корпоративного маркетинга, продающего нам компактные машины и фаст-фуд. Показное потребление когда-то отделяло хипстеров от остальных – сигареты American Spirits вместо Marlboro, iPhone вместо обычной мобилки, свиная грудинка вместо бекона – это все стало мейнстримом. Теперь хипстер стал чем-то обыденным.

Теперь хипстер стал чем-то обыденным

По этому определению хипстер должен был умереть, погибнуть от собственной противоречивости. Когда все отвергают мейнстрим — на самом деле его никто не отвергает. Когда каждый является хипстером – хипстеров больше нет. Черт, даже фраза «хипстеры мертвы» — не актуальна, она пала жертвой редакторских колонок и тем для разговоров по кабельному ТВ.

И в любом случае, «хипстер» культурно не соответствует тому, чем являются якки. Опять использую себя в качестве примера: у меня нет татуировок. У меня нет задолженностей по счетам. Черт побери, я даже медстраховку себе оформил. Мои обычные, не смазанные воском, усы и все, что я из себя представляю, никто не оценил бы на пике популярности хипстерства. Возможно, хипстеры сами презирали бы меня, посчитав представителем яппи. Но такое определение тоже не верно. «Яппи» всем своим видом показывают, что денег, которые они успели вывести с фондовых бирж до мирового финансового кризиса, теперь хватает на дорогие вещи, чистенькие дома и многое другое. Этот термин не отражает смысл креативного права, которое определяет якки.

Якки это культурные отпрыски яппи и хипстеров

Якки это культурные отпрыски яппи и хипстеров. Наше намерение – стать успешными, как яппи и креативными, как хипстеры. Мы, конечно же, определяем себя своими покупками как и две вышеупомянутые когорты. Но мы не покупаем дорогие вещи, потому, что они дорогие или редкие вещи, потому что они редкие; спортивные штаны за $80, упаковка пива из чьей-то личной пивоварни за $16, сочетаются с поездками в Чарлстон, Остин и Портленд. Сколько мы на это потратим (много или мало) не имеет значения, если взамен мы получим что-то подтверждающее нашу интеллектуальность.

Мы – основная причина, почему 43% расходов на питание в нашем поколении тратится в ресторанах, а не дома. В конце концов, что же, как не ужин, является идеальным сочетанием затраченных на него средств и креативным подходом к выбору блюд? И, конечно же, его нужно выложить в Instagram.

Когда вы скрещиваете денежную тягу яппи к яхтам и признанию с хипстерской неамбициозностью и индивидуализмом, добавляете щепотку исключительности поколения «некст» — получается якки.

Мы то, что мы ненавидим Молодые городские креативщики. Якки. Насколько это может звучать странно, якки могут быть такими же противными, как и звучание придуманного для них термина. Почему?

Давайте опять возьмем в пример меня. Практически по определению, якки – привилегированны. Мой профессиональный дрейф в сторону креативного поля (писательство) подразумевает под собой эту привилегию. Быть якки — синоним к эгоцентричному цинизму, который существует только тогда, когда у человека в жизни отсутствуют настоящие лишения. Это удобно, когда ваше самое тяжелое бремя – мнение окружающих; это роскошь – иметь возможность выбирать свои сражения. В этом контексте, цинизм, возможно, является определяющей чертой якки.

А именно, из всех причин, почему мне нравится писать, основной направляющей силой моей карьерной траектории является признание. Я пишу, чтобы получить признание: моих одногодок; моих родителей; фолловеров, которые респостят меня в Twitter’е; даже комментаторов, которые любят писать гадости буквально под каждой из опубликованных мною статей.

Не поймите меня не правильно – мне тоже нужны деньги, также как и каждому из моих сверстников. Но если бы я не закончил магистратуру по английскому, не начал писать профессионально и не «выражал себя», я бы наверняка выбрал более прибыльный путь. Но для меня важно, чтобы мне неоднократно и подробно говорили, что мои идеи имеют свою ценность. Что мой талант уникален. Что за собой я оставлю след, какой и где не имеет значения, главное, что это будет мой след.

Это и есть цинизм привилегированности. Такие якки. Мне не стыдно по этому поводу, и вам не должно быть стыдно, если вы узнали себя в этих строчках. Но я и не горжусь. Как я говорил, якки вам могут не понравиться.

Share This